Книги издательства

Книги издательства

Подпишитесь на наши новости

История наименований Миллионной улицы

Уважаемые читатели!

Предлагаем вам ознакомиться с некоторыми из статей, вошедших в новую книгу А. И. Башмакова «Я иду по Миллионной».

Миллионная улица проходит от Лебяжьей канавки до Дворцовой площади, между Дворцовой набережной и набережной реки Мойки в восточной части Адмиралтейского острова. Эта территория формировалась как часть города в первые годы существования Петербурга. С 1782 по 1867 г. она составляла 1­й квартал 1­й Адмиралтейской части, а позднее, до 1917 г., входила в 1­й участок Адмиралтейской части. Застройка квартала состояла из нескольких улиц и переулков, направление которых складывалось случайно. Недаром в описаниях современников эта часть Петербурга именуется слободой, то есть поселением со стихийно складывающимися проходами и проездами. И прежде чем местность приняла знакомые нам черты, потребовалось много времени и проведение серьёзных планировочных работ.

Автор одного из описаний, относящегося к 1710–1711 гг., говорит, что здесь располагалась «Немецкая слобода», называемая иначе Адмиралтейским островом, где в моё время жили по большей части только немцы и голландцы, занимающиеся флотом, а также иностранные послы и многие русские» [1]. Далее речь идёт о слободе по набережной, «находящейся в нескольких сотнях шагов от резиденции в саду его величества, и всё это пространство занимает совершенно ровный луг. Прежде всего, напротив крепости стоит так называемый большой питейный дом — деревянный, двухэтажный и окружённый двумя галереями, так что издалека он смотрится красиво». Сообщается также о доме Корнелия Крюйса и реформатской церкви при нём. В церкви шли проповеди на немецком, голландском и финском языках.

Особый состав населения отмечает шотландец П. Г. Брюс (1714): «Выше Адмиралтейства находится Иноземная слобода или иностранный город, где живут все чужестранцы из Европы; тут есть несколько протестантских и один католический дом» [1].

В немецком описании 1716–1717 гг. тоже упоминается рассматриваемый квартал: «Теперь я подхожу к знатнейшей слободе, расположенной на реке. И собственно весь этот остров называется Адмиралтейским островом. Но обычно его называют Немецкой слободой, так как в этой части живёт большая часть немцев. Выше находится прежде всего почтовый дом, который раньше был питейным заведением, но, повидимому, там мало потреблялось вина. Теперь он заново отстроен из фахверка, покрытого каменными плитками из сланца… Совсем близко находится слоновый двор, в нём крупный, красивый слон, подаренный его царскому величеству персидским шахом. Иногда слона для его развлечения водят по городу. Ниже, вдоль маленького канала [Красный канал, прорытый в 1711 г.; засыпан в 1770­е гг. — Г. Н.] стоят красивые каменные дома, самый видный из них принадлежит генералу Вейде. Этот уголок города носит название Финские шхеры, так как здесь живут большею частью финские и шведские изгнанники. Также имеется здесь финская лютеранская церковь, которая находится в деревянном доме. Далее здесь католическая церковь, тоже деревянный дом, и в конце улицы живёт императорский резидент [австрийский дипломатический представитель]. Всё остальное состоит из маленьких домишек, которые пристроены друг к другу, как ловушки для синиц, как кто сумел» [2]. В этом же описании говорится: «некоторые дома в Петербурге так малы, что их можно разобрать за два часа и перенести в другое место».

Рядом с Немецкой находилась Греческая слобода, название которой впервые упоминается в 1717 г. Именовалась она также и Греческой улицей. Здесь стояла католическая церковь. Название улицы напоминает о моряках галерного флота, выходцах из Греции и балканских стран, поселившихся здесь в петровское время.

Описанию квартала соответствует план Петербурга конца 1716 г. («Палибинская гравюра»), а также план Н. де Фера 1717 г., где видна и нынешняя Миллионная улица. Внутри квартала между нею и Мойкой — несколько улиц. Две из них идут параллельно нынешней Миллионной, при этом одна начинается от пересечения Мошкова переулка с Мойкой. Их пересекают три переулка. Земельные участки были здесь совсем маленькими. Именно на таких и могли появиться домики, похожие на «ловушки для синиц». И ныне границы участка № 8 по Миллионной, имеющего в ширину всего шесть саженей (12,8 м), напоминают о том времени.

Среди улиц квартала нынешняя Миллионная была самой длинной и широкой. И это объясняет появление её первого, известного из литературы названия — Большая. Именовалась она также Троицкой улицей, так как близ неё начинался перевоз на Петербургскую сторону, к Троицкому собору. Исследователи упоминают ещё два бытовавших названия улицы — Дворянская и Луговая.

Постепенно в строительство города вводилась строгая регламентация. В соответствии с ней на Адмиралтейском острове предполагалось оставить жить только тех, кто по своей работе был связан с Адмиралтейством. Комментируя царский указ от 26 мая 1720 г., прусский посланник Г. Мардефельд пишет в 1721 г.: «Так как окончательно решено, что настоящий город будет находиться на Васильевском острове, то было приказано жителям Немецкой слободы перебираться туда; на этой же стороне вообще не хотят ничего оставлять, кроме строений, принадлежащих Адмиралтейству. Этот приказ отзывается на всех богатых купцах всех наций, которые ведут оптовую торговлю, ремесленниках всех родов, мясниках, пивных и винных торговцах, одним словом, на всех, которые заботятся о необходимости и приятности в жизни. Жители находятся в отчаянии: их лишают домов, садов, теплиц, а потом по произволу заставляют на новых местах селиться, а все живущие на реке должны строить каменные дома» [3].

Однако, несмотря на строгие указы и угрозы, переселение слободы с Адмиралтейского острова не было осуществлено. Она осталась, но определённые планировочные работы всё же были проведены, что сократило число улиц и переулков. При этом наряду с названием Немецкая слобода в документах начала 1730­х гг. появляется Немецкая улица. Указами 1733–1736 гг. здесь строго регламентировалось каменное строительство. Отсюда упоминание в одном из них названия Немецкая каменная улица.

Только каменные дома Немецкой улицы, как и каменная застройка набережной Большой Невы, в определённой мере уцелели в катастрофическом пожаре 1737 г. Восстановить городские кварталы, обезопасить их от подобных катастроф была призвана созданная тогда же Комиссия о Санкт­Петербургском строении. Проект, разработанный ею, и утверждённый 20 апреля 1738 г., предусматривал новую планировку и исключительно каменную застройку всего квартала между Большой Невой и Мойкой. Главной здесь по­прежнему должна была оставаться Немецкая улица, которую решено было наименовать Большой Немецкой, а мост через нынешнюю Зимнюю канавку — Немецким.

Наименование улиц было одной из задач Комиссии о Санкт­Петербургском строении. Благодаря ей, возникли такие известные названия, как Садовая улица, Загородный проспект, Невская проспективая улица (Невский проспект). Принято считать, что только с этого времени улицы Петербурга получили официальные названия. Хотя трудно представить себе, что при общей регламентации, характерной для петровского времени, названия улиц города возникали исключительно стихийно.

Названия, появившиеся по предложению Комиссии, были отражением решаемых ею градостроительных задач. При этом, если старая улица уничтожалась, то исчезало и её название. Именно так Комиссия решила поступить с улицей, шедшей параллельно Немецкой к пересечению Мошкова переулка с Мойкой и носившей название Греческая. Пожар совершенно уничтожил её, и было постановлено «дворы по улице в Греческой слободе уступить обывателям Немецкой улицы», а также «Греческую улицу и достальные к Мойке речке места оставить на огороды же». И название должно было пропасть: предписывалось улицу «подле Мойки речки, где была Греческая слобода, от двора графини Ягужинской до канала, что у старого Ея императорского величества Зимнего дворца» назвать Набережной Немецкой улицей. Новое название должно было дополнить список топонимов, связанных с национальным составом населения. Проектировался также и Немецкий эллинг. Правда, он так и не был построен.

Несмотря на официальные указы, немецкие названия просуществовали только до 1740–1760­х гг. Переименования были предопределены поражением придворной немецкой партии. А вот название Греческая сохранилось. Но не для сгоревшей улицы, действительно уничтоженной, а для участка набережной реки Мойки, именовавшегося Греческой улицей по Мойке. Оно существовало даже в начале XIX в. Одновременно за этим участком с конца XVIII в. закрепилось и название Ледокольная набережная. Вероятно, этот участок Мойки был удобен для колки льда, столь необходимого в жизни горожан, не имевших холодильников.


Г. Ю. Никитенко

Продолжение следует…


Источники приведённых в тексте цитат:
1. Беспятых Ю. Н. Петербург Петра I в иностранных описаниях: Введение. Тексты. Комментарии. Ленинград. 1991.
2. Описание столичного города Санкт­Петербурга… // «Белые ночи». Ленинград. 1975.
3. Лупов С. П. История строительства Петербурга в первой четверти XVIII века. Москва. Ленинград. 1957.

 


Если Вас заинтересовала статья,
Вы можете заполнить форму и ЗАКАЗАТЬ КНИГУ

 

 

Понравилось? Расскажите друзьям!

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *